Отзывы о нас на Флампе
 

Не зарегистрирован


«Био-Веста» в соцсетях  
  

Горячая линия, консультация врача 8-800-500-33-43, с 05 до 16 по мск, кроме выходных. Офис-менеджер  (383) 306-44-59. Заявки на продукцию (383) 334-85-83  Отдел сбыта (383) 363-18-65 Вопросы качества (383) 306-44-42. Маркетинг (383) 363-18-64  Снабжение (383) 334-85-83  Инженерная служба (383) 334-80-01
Фирменные точки в Новосибирске  Написать сообщение

Как ухватиться за Луну?

— Владислав Петрович, что такое и зачем нужны пробиотики?

Они помогают организму адаптироваться к воздействиям  окружающей среды. Еще в начале 19 века Илья Ильич Мечников опубликовал работу о значении   микрофлоры для здоровья и долголетия человека. Человек — это целая экосистема, ее составляют не только клетки организма, но и его естественные симбионты — бактерии. Они помогают организму переваривать пищу, вырабатывают необходимые для него витамины и аминокислоты, защищают стенки кишечника от неблагоприятных воздействий. Здоровая микрофлора призвана выполнять значительную часть защитных, приспособительных функций к окружающей среде. Но чтобы эти симбионты хорошо справлялись со своими функциями и поддерживали в тонусе нашу иммунную систему, они должны находиться в в благоприятной для их жизнедеятельности среде.

Условия жизни в современном мегаполисе не способствуют этому, в результате здоровая микрофлора замещается патогенной или живущие обычно внутри нас «тихо» условно-патогенные микроорганизмы активизируются и начинают наносить вред организму.

Спусковым крючком ослабления иммунной системы у значительной части населения стало одно из величайших изобретений человечества — антибиотики. С одной стороны, они позволяют спасать ранее безнадежных больных. С другой, при широком бездумном применении «выкашивают» как патогенные, так и полезные микроорганизмы, составляющие основу нашей здоровой микрофлоры. Поэтому, когда поколение 1960-х-1970-х, выросшее на антибиотиках, стало рождать детей с обедненной базовой микрофлорой, врачи начали применять сухие пробиотики – концентрат тех самых полезных бифидо- и лактобактерий, работающих на благо нашего организма. Позднее была разработана технология производства кисломолочных продуктов-пробиотиков, например  «Бифилин М». …

— Почему эта тема не получила развития тогда и как к ней пришли вы?

Во времена тотального дефицита основной задачей государства была не забота о качестве лечения и питания населения, а искоренение массовых заболеваний и обеспечение продуктами питания как таковыми. Кроме того, плохая работа кишечника и дисбактериозы приобрели масштабы национального бедствия лет 20 назад…

Как только россиянин начал потреблять много антибиотиков и консервантов (сейчас почти вся еда напичкана ими, чтобы продукты питания дольше не портились), микрофлора кишечника стала переходить в угнетенное состояние. Поскольку содержащимся в ней полезным микроорганизмам приходится жить в неблагоприятной среде, они борются за существование и не продуцируют необходимое человеку количество метаболитов. Как помочь благотворной микрофлоре перейти к активной жизнедеятельности? Послать «спасательную команду» «собратьев»-пробиотиков!

К идее промышленного выращивания пробиотиков я пришел в «добровольно-принудительном» порядке. С одной стороны, в начале 1990-х мне как специалисту «Вектора» из-за галопирующей инфляции стало не на что содержать семью. С другой, мы с супругой профессионально близки к биотехнологиям. Поэтому когда мне в 1993 году предложили взяться за работу в коммерческом секторе, я понял, что потяну именно микробиологический проект. Весной 1994 года он оформился в юридическое лицо. И только в 1996 году мы перешли к серийному  производству.

Не могу сказать, чтобы мы были на данном рынке первыми. Аптечные пробиотики давно выпускают известные международные фармацевтические гиганты. Чуть позже за производство «обогащенных» кисломолочных продуктов взялись крупные молокозаводы. Достаточно было внести в кефир доли процента культуры бифидобактерий , чтобы назвать ЭТО бифидопродуктом. Однако вскоре стало ясно, что для достижения эффекта, во-первых, необходимо, чтобы концентрация бифидобактерий была не меньше определенной (соответствующий ГОСТ появился в 2006 году). Во-вторых, равномерно размешать их, скажем в кефире, трудно. Не говоря о том, что бактерии склонны к ассоциации (склеиванию друг с другом). В-третьих, для поддержания эффекта необходимо потреблять данный продукт практически постоянно. Все это снижает полезный эффект от обогащенных продуктов..

— Откуда вы взяли технологии производства?

Права на производство «Бифилина» мы купили у Московского института молочной промышленности и в процессе работы значительно усовершенствовали технологию. «Биовестин» разработан нами  на основе закваски к Бифилину. Поскольку срок годности закваски составлял 10 дней, торговать такой продукцией в розницу было нельзя. Сначала мы нашли условия, при которых бактерии могут жить минимум 40 дней, а в 1998 мы зарегистрировали срок годности 3 месяца. Это был большой прорыв – прежде считалось, что бактерии в жидкой среде так долго жить не могут. А в 2003 году запатентовали технологию производства полностью нашего аптечного продукта «Биовестин».  

Почти 20 лет технология «Био-Весты» как совокупность множества сделанных когда-то в неочевидных ситуациях выборов совершенствовалась. Наши сегодняшние стандарты позволяют выращивать устойчиво сильные полезные бактерии. Чтобы, попадая в организм человека, где условия для них не всегда подходящие, они не погибали, а успешно развивались. Поскольку организму нужны не сами бактерии, а продукты их жизнедеятельности – витамины, аминокислоты, основная задача при культивировании пробиотиков – выработать бактерии, способные в условиях человеческого организма перейти к выработке метаболитов. Обычно выбирают такой «сорт» (штамм) бактерии, который наиболее успешен в данном отношении. Но есть еще масса условий, от которых зависит, будут ли штамм нормально «работать» или нет. Например, подбирать такие условия развития, чтобы на «выходе» из ферментёра бактерии были на «пике формы». Обычная научная работа, но чтобы ее успешно делать, надо этим жить…

— Но кроме технологии и хорошего продукта производству необходим спрос…

Спрос  на новый продукт не возникает сам. Нужно выстраивать практику его использования. Много работать с регулирующими органами, потом с участниками рынка, с потребителями. Задачи формирования культуры потребления мы решаем последние лет восемь. Шутка ли, продавать людям живые бифидобактерии. А вдруг это кому-то повредит? Органы власти, медицинское сообщество и участников рынка мы убедили. Потом обратились к потребителям: «А вы понимаете, что едите? Вам помогло? Как вы себя чувствуете?». Эти вопросы должны возникать естественно и трансформироваться в определенные знания.

Долгое время мы сотрудничали почти исключительно с оздоровительными учреждениями (санаториями). С 2009 года стали более активно поставлять продукцию в школы и детские сады. «Бифилин» изначально был создан для лечения дисбактериоза у детей. Кому-то из взрослых он нравится, кому-то нет, но дети пьют «Бифилин» с удовольствием, потому что этого требует их организм. При поддержке городского управления образования мы три года ведем программу по обучению детей в детских садах здоровому питанию. В этой программе ежегодно участвует 50-70 детских садов.

Когда умные взрослые-методисты рассказывают детишкам про «принцессу Микрофлору», они узнают, что у них внутри еще «кто-то» живет. Это звучит как сказка, но остается с ними на всю жизнь как базовое знание о мире. Как концепция восприятия жизни, не противопоставляющая человека остальному живому миру. Обучаясь поддерживать гармоничные отношения с внутренним миром, маленький человечек начинает воспринимать свой организм объектом заботы, которая как категория является противоположностью эгоизма. За три года более 200 садиков приняли участие в этой программе.

Положительно воспринимают «Бифилин» и в школах. Главное управление образования мэрии Новосибирска обеими руками «за». Специалисты Новосибирского государственного медицинского университета обследовали детей и подтвердили – те, кто принимал «Бифилин», меньше болеют и лучше себя чувствуют. Мы поставляем «Бифилин» в 50 садиков и 20 школ, у нас его закупает поселок Кольцово но механизма перехода с «пилотного проекта» на централизованное использование здорового питания в детских учреждениях на уровне Новосибирска до сих пор нет. А ведь детям нужно минимум четыре двухнедельных курса пробиотиков в год.

Много сил пришлось приложить, чтобы убедить медицинское «корпоративное» сообщество. Первые годы мы обращались к наиболее творческой прослойке врачей, читающих специальную литературу и выступающих на конференциях. Благодаря научному прошлому нам удавалось находить с ними общий язык. Мы говорили: «Пробиотики — это лишь качественное питание, опасности от его употребления для ваших пациентов нет».  Первые лет пять — до 2002-2003 гг. мы делали апробации нашей продукции практически во всех больницах, где собирались работать.

Практика применения пробиотиков убеждала в том, что результаты проявляются буквально на третий день. Многие врачи и пациенты ощущали их на себе. Но стоило обратиться к экспертному сообществу, сразу же возникало подозрение — это же не лекарство, а БАД! Позвольте, но самой крупной группой БАДов являются витамины, потребность в которых возникла оттого, что консервированной пищи стало много. Это приспособительный ответ социума на изменившиеся условия существования. Как только основная часть людей перебралась в города, пищу стали возить издалека, понадобились технологии ее длительного хранения. Значит, витамины нужно добавлять или принимать внутрь отдельно. Приблизительно та же ситуация и с пробиотиками!

Пробиотики в жизни современного городского жителя становятся средством адаптации человеческого организма, мобилизации иммунной системы.  Так как количество людей, у которых дисбактериозы и прочие проблемы с кишечной микрофлорой, не доли процента, как лет 50назад, а на пару порядков выше, рынок пробиотиков сдвигается с аптечных препаратов в сторону продуктов питания.

Поэтому в прошлом году мы предприняли активную экспансию в магазины. В результате с 2004 года мы в 2,5 раза выросли по производству «Биовестина» и около 3 раз по производству «Бифилина». В последнем случае мы сильно выросли в прошлом году за счет выхода на крупные розничные сети.

— В чем разница вашей продукции от «бифидопродуктов», выпускаемых на молокозаводе?

Поскольку мы создавали все с ноля, то с самого начала вывели культуру производства на уровень, отвечающий современным требованиям.  Мы выбрали закваску самую сложную и самую полезную, какую только можно придумать. Наше предприятие поставило стратегическую цель выпускать 100% бифидопродукты, выращивая бактерии прямо в молоке. Это дает гарантию того, что в продукте культивируется только определенный вид бактерий.

Поскольку бифидобактерии являются анаэробными микроорганизмами. т.е. растут не в кислородной, а в углеродной или азотной среде, культивировать их дорого. Например, стоимость ферментёра для производства высококачественного бифидопродукта составляет 100-120 тыс. евро. Так сегодня работают на фармацевтических, биотехнологических производствах.

Кроме того, это технически сложно. Бифидобактерии растут 16 часов против 5-6 часов для других кисломолочных бактерий. По мере роста в геометрической прогрессии происходит увеличение числа клеток. Поэтому даже 1/10 000 примеси других бактерий дает на выходе не бифидобактерии, а то, что было в примеси.

С такой чистотой на молокозаводах не работают, там культивируют аэробные культуры вроде  болгарской палочки или термофильных стрептококков и класс оборудования там существенно ниже. То же оборудование на молокозаводе обычно стоит 30-50 тыс. евро. Сложившаяся практика производства кисломолочных продуктов на пищевых производствах не ставит задачу сохранения всей гаммы биологически активных веществ.

Большинство кисломолочных бактерий близкие родственники бактериям нашего организма. Из изначально бедного содержащегося в молоке набора – молочного белка и небольшого количества углеводов бактерии производят широкий спектр метаболитов: витамины, летучие органические кислоты, аминокислоты. Бактерии, сквашивающие молоко, это целая фабрика, которая что-то производит. Наша задача сделать так, чтобы спектр метаболитов бифидобактерий в кисломолочных продуктах был пошире и их  было много..

— Каковы результаты вашей работы?

Наша компания может без ложной скромности считать себя лучшим производителем в этом сегменте в Новосибирске. Мы единственные в городе и даже в России в производственных масштабах делаем 100% кисломолочный бифидосодержащий продукт.  «Биовестин» представлен в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже, Тюмени, Кемерове, Барнауле, Омске, Красноярске, Чите, Владивостоке, Хабаровске. В Новосибирске, вопреки конкуренции со стороны таких мощных корпораций как Lek или Avensis, мы занимаем около 25% рынка аптечных пробиотиков. Мы держимся за счет того, что медицинское сообщество Новосибирска воспринимает нас как местного производителя очень положительно. Следующая задача достичь такого же уровня доверия со стороны профессионального сообщества в других городах России, хотя в Санкт-Петербурге и Москве завоевание ниши на рынке еще потребует больших денег…

— Что нужно сделать, чтобы предприятие динамично развивалось?

Создать эффективную сеть дистрибуции и модернизировать производство. Чтобы бифидопродукты были доступны не только тем, кого «приперло», но и всем, кто чувствует в своем кишечнике дискомфорт, необходимо снижать их себестоимость. Текущее оборудование позволяет производить качественный продукт, но себестоимость пока высока для массового рынка. Нужно расширять рынок или увеличивать эффективность производства. Аптечный рынок очень конкурентный — затраты на  развитие сбыта высоки. Но  снижения себестоимости переведет его в массовый сегмент, тогда и расширение рынка сбыта легче пойдет. Увеличение выпуска в два раза позволит нам на 20-30% снизить себестоимость производства.

 Еще одна проблема в том, что при марже производителя в 10-15% стоимость товара в дистрибуции вырастает значительно выше. Аптечные и торговые сети сильно монополизированы и практикуют высокие наценки.

Чтобы качественные пробиотики стали распространенным продуктом, оно должны быть доступными через предприятия розничной торговли и стоить максимум на 50% дороже кефира. Рынок быть может еще не совсем готов, но мы будем строить новый завод, расширять производство и эту проблему решим.

– Каковы ближайшие планы на будущее?

Одна из основных причин того, почему инновация не воспринимается рынком, заключается в её высокой цене и дефиците средств на развитие. Выхода тут может быть два: либо я вкладываю значительные средства в новую производственную линию либо государство поддерживает меня как производителя госпрограммами и/или госзакупками. До сих пор у нас все шло в развитие и накоплений не создавалось. Сейчас мы стали достаточно большими, обороты достигли около USD2 млн. в год и без привлеченных средств не обойтись. Брать их по текущим рыночным ставкам большой риск. Оборачиваемость средств в производстве гораздо медленнее, чем в торговле. Остается искать соответствующие государственные программы.

Очень помогла областная программа финансовой поддержки малого предпринимательства. За счет нее мы только что в прошлом году мы получили порядка 1,5 млн рублей в виде возврата налогов. На эти деньги я купил новый автомат по фасовке творога. Планируем включиться в областную программу субсидий на технологическое перевооружение бизнеса.

Сейчас мы работаем над проектом нового пробиотического производства, затем планируем найти длинные деньги у государства в кредит и совместно с органами народного образования наладить практику широкого использования пробиотиков как детского лечебного питания в детских садах и школах. Если мы это сделаем, у нас откроется возможность строить такие заводы по всей России! Можно начинать прямо сейчас, но если здесь я встречаюсь с руководителями местных органов власти минимум пару раз в год, то в других городах нас пока плохо знают. Планируем в течение 5 лет сформировать спрос во всех областных центрах Сибири, и  продолжим развиваться в европейской части России. 

– Как вы оцениваете перспективы вашего рынка?

Перспективы зависят от нашей экспансии. Что, прежде всего, интересует в бизнесе местную власть? Налоговые поступления. Когда они растут, развивается экономика. Когда производитель поставляет только на местный рынок, он не так много приносит местной экономике. Вот если в Новосибирске сформируется культура потребления пробиотиков, наш город станет пробиотическим центром России. Мы начнем экспансию в других городах, а Новосибирск станет центром прибыли.

Идеальный вариант – замкнутый цикл производства. Мы найдем хозяйства с небольшим дойным стадом, обговорим с ними набор условий, как производить, хранить и транспортировать молоко, при соблюдении которых беремся закупать у них весь надой. Многие фермеры за небольшую надбавку будут «вылизывать» вымя каждой коровы. Большие молокозаводы, привыкшие выкручивать руки поставщикам, на таких условиях работать не будут.

После решения задач модернизации и удешевления производства, чтобы сделать продукцию более доступной, в наших планах стоит дифференциация продуктов. За последние 10 лет у нас накопилась масса идей по улучшению технологии и производству новых продуктов.  Например, разработка продуктов из избранного пробиотика с заданным набором метаболитов для решения определенных проблем. Для специалистов-микробиологов это не очень сложная задача. Мы даже готовы привлечь фундаментальную науку. Население нашей планеты все больше внимания уделяет своему здоровью. «Зеленое» здоровое питание становится международным трендом. Принятие россиянами пробиотиков как современного средства ухода за своим организмом — дело времени.

— Нарисуйте «портрет» вашего потребителя…

На 70% это женщины с высшим образованием в возрасте 25-45 лет, пекущиеся о здоровье своей семьи. Другая часть, — мужчины с высшим образованием, работающие в офисе и заботящиеся о собственном здоровье. А также дети, «распробовавшие» наши продукты. Есть масса примеров, когда друзья, давшие попробовать наши продукты детям, потом спрашивают: «Ты чего туда подмешиваешь? Почему ребенок требует и требует?». Я знаю подростков, которые выросли на наших продуктах.

К нам 2-3 раза в год приходят корреспонденты и, послушав, чем мы занимаемся, почти всегда становятся нашими потребителями и пропагандистами. Бизнес-консультантов я приглашаю достаточно регулярно и  радуюсь, когда они звонят и признаются, что их семья стала потребителем наших продуктов….

— В чем ваш секрет успеха?

Видение масштабных целей и готовность их достигать. Знание, к каким целям вы ведете своих потребителей, вытягивает любой бизнес. Решимость браться за решение задачи, превышающую видимый сейчас горизонт. Ребенок иногда хочет ухватиться за Луну, но в бизнесе именно за «Луну» и надо хвататься. Способность ставить себе цели по спасению человечества. Сверхвозможности человеку дает понимание того, что он рожден для того, чтобы спасти мир в контексте, который ему наиболее очевиден.

— Как бы вы сформулировали миссию своего предприятия?

Она в ответе на вопрос, что исчезнет, если исчезнет наше предприятие. Это формирование культуры использования пробиотиков для улучшения здоровья, сохранения равновесия внутренней среды организма. Чтобы каждый человек понимал, что лично для него значит микрофлора его организма.

Внутренняя микрофлора организма — уникальный инструмент поддержания равновесия организма с внешней средой. От её состояния зависит иммунная реакция организма. Если иммунитет ослаблен, человек становится лакомой целью для атак внешней агрессивной среды, страдают все органы и системы организма. Если мы не привьем культуру здорового питания новому поколению, они будут обращать внимание на состояние своей внутренней среды, только когда уже взрослыми людьми почувствуют ущерб для своего организма…

– Ваши пожелания ко Дню предпринимателя 26 мая

Многим российским предпринимателям свойственен определенный баланс между стремлением сделать что-то хорошее и качественное и получить прибыль. Желаю им этот разумный баланс сохранять. Чтобы в обществе было больше единства и на людей занимающихся бизнесом, не смотрели с недоверием, необходимо, чтобы общество видело — те, кто занимается бизнесом, в основном стремятся сделать наш мир лучше. Сверхзадача предпринимателя совершенствовать материальную культуру общества, создавать более квалифицированные и высокооплачиваемые рабочие места, производить товары и услуги более высокого качества с меньшими затратами.

Когда я учился предпринимательству, меня пытались убедить, что цель бизнеса — извлечение прибыли. На мой взгляд, прибыль лишь лакмусовая бумажка, показывающая предпринимателю, делает он что-то полезное для общества или нет, но не самое главное. Гораздо важнее — гармонизация системы, в рамках которой есть продукт, люди, его производящие и окружающий мир. Бизнесу надо не втирать потребителю «очки», а честно с ним разговаривать.

И поскольку самая главная проблема российского социума — недостаточно качественное воспроизведение человека, необходимо помочь ему стать средой для более быстрого и эффективного совершенствования включенных в него человеческих личностей! Прежде всего, это относится к поколению «Игрек».  Чтобы следующее поколение было лучше предыдущего и решало ставящиеся перед ним жизнью задачи более эффективно, современные дети должны превратиться к 20 годам в психологически развитое зрелое поколение, ориентированное на конструктивную жизнедеятельность, стремящееся сделать лучше если не окружающий мир, то, как минимум, самих себя!

29.04.13
Автор: Дмитрий Карасев  Источник: Журнал НГТПП "Деловой партнер", апрель 2013 


Популярные материалы в разделах:

Компания ООО «Био-Веста» - производитель пробиотических продуктов. ОГРН 1165476052367, КПП 540801001. Юридический адрес 630060 г. Новосибирск ул. Лесосечная 3/1. Био-Веста® , Биовестин® , Биовестин-лакто® - зарегистрированные торговые марки. Использование текстов, иллюстраций, рисунков с сайта www.biovesta.ru запрещено без указания гиперссылки на сайт. Использование информации сайта в печатных материалах запрещено без письменного согласия компании «Био-Веста». Copyright 1995-2018, ООО «Био-Веста». Все права защищены.

Работает на: Amiro CMS